October 9th, 2018

настроение

фронтовое-3

Крымская новостроечная экспедиция Института археологии РАН при раскопках на будущей автотрассе «Таврида» (одно из исторических названий древнего и средневекового Крыма) началась весной 2017 г. Вдоль трассы, пересекающей полуостров с востока на запад, ученые обнаружили более 90 памятников истории, уходящей в прошлое до 80 тыс. лет — от эпохи палеолита до XIX в., а вместе с ними — более 40 тыс. уникальных предметов бытовой утвари, оружия и украшений. И вот на подходах к Севастополю возле поселка Фронтовое впервые раскопан целый некрополь. Зафиксировано более 200 могильных сооружений (предположительно их там около 300) II–IV вв. н.э. на террасе левого берега реки Бельбек. Могильнику дали название «Фронтовое-3».

Эта находка была огромной удачей для археологов. Как рассказали в Институте археологии, в этом регионе Крыма предыдущие раскопки аналогичных памятников широкими площадями проводились в основном в 1940–1960-х гг., и, к сожалению, могильники не были тогда полностью исследованы, а к настоящему времени оказались в значительной степени разграблены. Сравнительно недавние раскопки затрагивали лишь небольшие участки, а несколько некрополей были уничтожены целиком — современные мародеры ничего не оставили для изучения прошлого нашей ­страны. ­Обнаруженный во время строительства трассы некрополь «Фронтовое-3» сохранился полностью и поэтому представляет особый интерес для ученых.

Исследованная часть могильника датируется от конца II в. до конца IV в. н.э. Население Юго-Западного Крыма в римское время было весьма неоднородным. В Херсонесе и его округе, находившихся под властью Римской империи, жили потомки греческих колонистов и представители соседних народов (варваров, как их называли греки и римляне). От реки Альмы до земель близ современного Симферополя до середины III в. располагалось так называемое позднескифское государство, население которого состояло, вероятно, из потомков скифов и пришедших позднее нескольких групп сарматов. Долина Бельбека, где находится Фронтовое, лежала между этими двумя главными военно-политическими силами региона.

— Во II в. н.э. вслед за скифами на территорию Юго-Западного Крыма вторглись кочевники сарматы, — поясняет начальник всей новостроечной экспедиции вдоль трассы «Таврида» доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института археологии РАН С.Ю. Внуков. — Они явились из южнорусских степей нескольким волнами, как минимум тремя. Шли из-за Волги, из уральских и приуральских степей. Новые кочевники, которых нельзя назвать единым народом, прогоняли своих сородичей, пришедших до них на данную территорию. Одной из ветвей сарматов были воинственные аланы. В Крыму о них мало известно, но мы знаем, что они были на северном берегу Бельбека во II в. К середине III в. н.э. со стороны южной Балтики (с территории современной Польши), а затем с земель современных Украины и Молдавии в Северном Причерноморье появляются новые завоеватели — группы так называемых восточных германцев, сильнейшими из которых были готы. Получив корабли у жителей Боспора (части Восточного Крыма и Таманского полуострова), они делали набеги на Римскую империю, но в итоге были разгромлены. Остатки расселились на просторах от востока Румынии до Курской и Белгородской областей России, смешавшись с местным населением (археологи называют эту общность «черняховская культура»), некоторые осели в Горном Крыму в стране Дори (носители готского языка здесь сохранились до XVI в.!). Община, оставившая могильник «Фронтовое-3», эти потрясения тоже пережила: наряду с местными традициями испытала и влияние новых соседей.

— Этот могильник — не единственный некрополь римского времени на юго-западе Крыма, но мы считаем его выдающимся. Во-первых, потому что он предстал перед нами почти в полной сохранности: до него не добрались современные мародеры, а посещения древних грабителей затронули лишь отдельные погребения. Во-вторых, это первый некрополь римского времени, который единовременно исследован широкими раскопками. Появляется возможность составить полный план могильника, документировать погребальный обряд во всех деталях, используя современные технические средства, и проследить развитие культуры и погребальных обычаев одной древней общины с конца II в. до начала V в. н.э. — поясняет уже на месте раскопок директор Института археологии вице-президент РАН Н.А. Макаров.

— Очень редко доводится видеть древние захоронения в таком нетронутом виде, — говорит один из руководителей раскопок из Института археологии РАН А.Н. Свиридов. — Нашли его так: после снятия дерна мы зафиксировали пятно удлиненной формы желтого суглинка (это признак дромоса со ступеньками) и пятно, которое свидетельствовало о наличии просевшей погребальной камеры, которая раньше была сводчатой. По ступеням дромоса родственники умершего заносили его в склеп, а вход закрывали большим камнем, чтобы никто не мог проникнуть обратно из мира мертвых в мир живых. В склепе мы нашли останки пяти людей, один из которых точно был воином, поскольку родственники положили в могилу щит и меч. Причину их смерти мы установить пока не можем, да и надежды на антропологов тоже особой нет — в этих местах очень агрессивная почва, которая вряд ли оставила нам возможность для того, чтобы установить все детали жизни по костям. Кстати, эта семья скорее всего отошла в мир иной почти одновременно: скелеты лежат не сдвинутые. Но мы сталкивались и с тем, что в некоторые склепы родственники спустя годы докладывали трупы, занося их через те же дромосы и отодвигая камень.
Нетронутые захоронения позволили точно воспроизвести детали погребального обряда: в одном из склепов, где был похоронен взрослый мужчина, возле черепа лежало несколько керамических и один стеклянный сосуд, в миске остались скорлупа яиц и кости птицы, у правого плеча лежал клинок, вероятно, от древкового оружия, с левой стороны у ног — меч. К стене был прислонен щит, от которого сохранились рукоять и умбон (накладка на центральную часть).


/ "В мире науки" №8-9, 2018 год